Проклятый Рай: другого не будет

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Forgive me, Father, for I have sinned

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Всё тут понятно из названия. Есть себе разуверившийся в вере и вообще священник, и его самая праведная прихожанка, честно пытающаяся спасти его пропащую и пропитую душонку. О том и пойдёт речь.

Время действия: около 2020-хх годов, точно - неизвестно, ибо трава была отличная в то время. Поздняя осень. Жуть вообще - да ещё и в старом соборе, где под порывами ветра не только собору крышу срывает, но и всем немногочисленным в нём присутствующим.

Участники: прихожанка и священник под собственными кодовыми именами. За их неадекватность отвечают - почти уже традиционно - Эвердин и Ларссен, соответственно. Вернее, отвечает второй, первая - пытается исправить всё это безобразие.

Ахтунг: слабонервным и людям с психическими расстройствами читать в обязательном порядке. Для усугубления КПД придурковатости.

+1

2

Поздняя осень в этом году выдалась ещё более тёмной и унылой, чем обычно. Небо почернело и готовилось пролиться холодным дождём. Ледяной пронизывающий ветер грозил сбить с ног, и Айна почти пожалела о том, что решила выбраться в собор в такое время. Но поворачивать и возвращаться домой не хотелось. Поплотнее завернувшись в плащ, девушка напомнила себе о том, что идти осталось совсем немного.
Старый собор показался впереди, и Чертовка ускорила шаг. И кто только придумал дать такое прозвище девушке, которая исправно посещает собор? Возможно, те, кто её так называл, подозревали, что в тихом омуте черти водятся и что не так страшен чёрт, как его малютки, и, возможно, в каком-то смысле они были правы. Впрочем, она привыкла.
Здание собора всегда внушало Айне если не мистический ужас, то тень страха точно. Готическое здание, которому лет (если не веков) было в несколько раз больше, чем ей лет, несколько раз хотели снести, но администрация города ценила его как памятник истории, правда, ремонтировать не желало (а зачем памятникам новая крыша? тем более, в наше время, когда большая часть жителей города то ли атеисты, то ли конфуцианцы). Таким образом, собор идеально подходил для того, чтобы пойти туда ночью на Хэллоуин. Айну на это однажды в детстве подбили друзья, и на ноге до сих пор остался небольшой шрам в память о том, как они с дикими криками убегали оттуда, услышав шум в соборе.
Дверь собора была не заперта и зловеще скрипнула, когда девушка прикрыла её за собой. Шаги показались неожиданными громкими в царившей там тишине. Может, тут никого нет? Но навстречу ей направлялась чья-то фигура, что в полутёмном соборе, освещаемом только свечами, показалось жутковатым. Чушь. Тут нечего бояться, ты здесь всё и всех знаешь.
- Это вы, отец Ларссен? - проговорила девушка.
Этот человек появился тут недавно, до него в соборе всем заправлял отец Сноу, упитанный и очень добрый, с тёплой улыбкой, совсем не соответствующей его холодной фамилии. Когда он постарел, его забрали к себе родственники, живущие в другом городе. Если с отцом Сноу Айна была хорошо знакома, и он, в самом деле, был как отец и ей, и остальным прихожанам, то нового священника она пока знала очень плохо.
Взглянув в окно, Айна увидела, что дождь уже начался, причём, весьма сильный, и едва удержалась от того, чтобы не хлопнуть себя по лбу. Зонтик! Остался дома, и теперь придётся либо задержаться в соборе, пока дождь не кончится, либо пойти под дождём и промокнуть.

Отредактировано Айна Эвердин (2011-11-25 21:22:46)

0

3

Внешний вид: черная ряса с закатанными до локтя рукавами и небрежно расстегнутым воротничком, брюки, ботинки. Волосы немного растрёпаны.
С собой: безобразие и раздражение.

Он в упор не понимал, на кой ляд вообще стал священником. Когда-то, в юности, когда надежды и энтузиазм так и перли изо всех дыр, Ларссен мечтал о том, что будет направлять потерянных на путь истинный – ну там, подавать им надежду на лучшее, воскрешать в них веру и убеждать их в правильности сделанных решений. Господь всегда был с ним. До недавнего момента.
Потерю веры Ларссен не миог классифицировать под ни одно из пережитых явлений по той простой причине, что последнее не приводило его в полнейший духовны ступор. Это как делать мёртвую петлю на истребителе, летящем на одном двигателе. Глупо и безрассудно, и от этого только более умышленно смахивающее на суицид.
А суицид – ни-ни, нельзя, грешно.
А что тут сейчас не грешно?

Ларссен откинулся на спинку скамейки первого ряда и флегматично окинул взором доступную ему часть собора. Когда-то, стопроцентно, здание было шикарным, но сейчас, обветшав, напоминало дешевую пародию на место, где каждый найдёт укрытие.
Какое к чертям укрытие? Тут даже крыша – и та протекает.
В подтверждение его слов где-то в углу громко, с положенным по протоколу «ХЛЮП!» упала капля.
М-м-мать!
Скрипнули двери, послышались шаги. Затем кто-то поднялся со скамьи ряда на три позади Ларссена – хвала всем и вся, последний посетитель. Ушел, да?
Но тут высокий девичий голос, который по всем канонам принято называть визгливым, задал гениальный вопрос.
Нет, перегидрить тебя, дитя моё, это не я, а тень моя!

Ларссен поднялся со скамьи, подошел к девице, не заботясь о внешнем виде. Придирчиво осмотрел её с головы до ног, затем – с ног до головы, и пришел к выводу, что Господь точно не слышал его молитв за последние две недели – иначе вместо этого цыплёнка прислал бы ему высокую стройную рыжую. Или такую же – брюнетку, но не это чудо, навскидку лет шестнадцати.
Её вопрос - "Это Вы, отец Ларссен?" - все еще отдавался эхом в голове. И в соборе тоже.
- Нет, блин, Санта-Клаус на прогулке! – с сарказмом ответил мужчина, нахмурившись и складывая руки на груди. – Вечерняя закончилась сто лет назад, до утренней всем еще дожить надо – а у меня госзаказ на грешников на сегодня перевыполнен. Сверхурочные мне с неба никто по факсу не пересылает.

Отредактировано Эйнар Ларссен (2011-11-29 14:05:59)

+1

4

Отец Ларссен направился к ней и осмотрел девушку так, словно видел впервые (хотя, скорее всего, он просто её не помнил). Выглядел он довольно странно - небрежно и недовольно, как будто его только что разбудили.
- Нет, блин, Санта-Клаус на прогулке! Вечерняя закончилась сто лет назад, до утренней всем еще дожить надо – а у меня госзаказ на грешников на сегодня перевыполнен. Сверхурочные мне с неба никто по факсу не пересылает.
Айна попятилась от неожиданности, но взяла себя в руки. Возможно, у него просто плохое настроение. Или болит что-нибудь. В конце концов, он тоже...гмммм...живой человек... - подумала она, осматриваясь и пытаясь определить, есть ли в соборе другие люди. Кто-то был, незнакомый человек тенью проскользнул мимо и громко хлопнул дверью. Стало совсем тихо, только шуршал дождь за окном и негромко капала вода. Протекает крыша?
- Я прихожу сюда не только на мессы, отец Ларссен, - проговорила девушка, понизив голос. - Отцу Сноу часто бывала нужна моя помощь, как и других прихожан, в организации мероприятий. Если Вам будет нужна моя помощь, буду рада. Я также прихожу сюда, чтобы подумать и обрести душевное спокойствие и гармонию. Я пришла не на исповедь, и Вам совсем не обязательно со мной разговаривать, если Вы не испытываете такого желания. Я просто посижу здесь, а, когда закончится дождь, пойду домой.
Не дождавшись ответа, девушка сняла плащ, запоздало подумав, что юбка, пожалуй, слишком коротка для посещения собора, и села на скамейку. Повернув голову к окну, она постаралась делать то, что сказала, то есть, думать и ждать, когда она найдёт решение проблемы или хотя бы успокоится. Но не получалось. Помимо своей воли она снова повернулась к отцу Ларссену и подумала про него. Что он, в сущности, за человек? Откуда взялся в этом городе? Почему он так... мрачен и раздражён? Может быть, он скрывает какую-то тайну или бежит от неё? Айна попыталась представить себе тайну, которая могла быть у священника. Женщина? Нет, не очень похоже... Чертовка вспомнила, как в детстве читала книгу о священнике, который любил женщину, но не имел права на ней жениться, поскольку религия это запрещала, и история получилась весьма трагическая. Позже её удивило, что в других религиях женитьба священников, наоборот, всячески поощрялась, а предохраняться, кстати, запрещалось. Тогда, может, что-то ещё? Айна с любопытством бросила ещё один внимательный взгляд на отца Ларссена и снова отвернулась к окну. Долги, проблемы с родственниками, потеря репутации? Хм, одна версия страннее другой... Но что-то же должно быть! Стоп-стоп, тебе надо подумать о своих проблемах, а не о его!

Отредактировано Айна Эвердин (2011-12-02 22:59:47)

0

5

- Мда, - протянул мужчина, - любоваться ландшафтным убранством собора – самое то, - с кивком всезнающего профессора согласился он, стараясь говорить непринуждённо. Отчего-то создавалось впечатление, что фиг у него получится и дальше вести беседу в таком же тоне.
- Отцу Сноу часто бывала нужна моя помощь, как и других прихожан, в организации мероприятий.
Тут Ларссена начал разбирать гомерический хохот. Чтобы не выдать своего не в меру весёлого состояния, священник честно попытался прочистить горло, покашлять, затем, когда догнал, что такое невозможно в принципе, просто ухмыльнулся – внимательно следя за тем, чтобы ухмылка не переросла в оскал тигра-людоеда.
Ага, отец Сноу. Ну, дорогая, 6если уже даже ему ты оказывала помощь, то, уволь, я откажусь. Мало чем тебя мой предшественник мог одарить.
Ларссен сощурил глаза, словно что-то прикидывая, но девица продолжала:
Если Вам будет нужна моя помощь, буду рада.
Честно говоря, на этих словах Эйнар подвис.
Он просчитал все возможные варианты помощи, которые последние две недели были ему ох как нужны, но роль помощницы священника девчонке не шла.
Ларссен моргнул.
Вдохнул.
Моргнул ещё раз.
И, чтобы девчонке не казалось. Что её не слушают, изрёк философское и глубокомысленное:
- Ммммм…

Я также прихожу сюда, чтобы подумать и обрести душевное спокойствие и гармонию.
Ларссен поднял взгляд к потолку, прослеживая тысячи трещинок, которые через два-три месяца в такую погоду превратятся в десятки тысяч.
Даже не обидно – хрен с ним, с этим собором. И с рясой – тоже.
Я просто посижу здесь, а, когда закончится дождь, пойду домой.
- Чего?! – возмутился мужчина, всем своим видом показывая, что он против. – То есть, ты зашла в эээ… храм божий только ради того, чтобы не намокнуть?! Греховное дело – с выгодой сюда являться! – со снобизмом в низком голосе отозвался он в ответ на слова девчонки, недовольно покачав головой.
Конечно, ему надо было вести себя более этично. Ага, щас. Делать ему больше нечего в десять вечера.
- Тебя вообще как зовут, ребёнок? Нет-нет, - сразу же стал открещиваться Ларссен – на всякий случай, - мне твоя помощь… эээ… не нужна, я себе помощь отыщу. Отыскал бы, - поправился он, задумавшись, - если бы уже никого не было. Но так и быть, ради благого дела присмотрю за твоей совес… душой, я хотел сказать – душой.
Ларссен сел на лавочку, сложенные в замок руки поставил на спинку лавчонки перед собой, и обратил инквизиторский взгляд на девицу:
- Так в чём проблема?

0

6

– То есть, ты зашла в эээ… храм божий только ради того, чтобы не намокнуть?! Греховное дело – с выгодой сюда являться!
Айна вздрогнула. Она и не подумала, что он может рассматривать её приход именно в таком неблагоприятном ключе. Или это мои слова так прозвучали? Но ведь я пошла в собор до того, как начался дождь! Я не просто шла мимо! Это не так!
- Тебя вообще как зовут, ребёнок? Нет-нет, мне твоя помощь… эээ… не нужна, я себе помощь отыщу. Отыскал бы, если бы уже никого не было. Но так и быть, ради благого дела присмотрю за твоей совес… душой, я хотел сказать – душой.
Отец Ларссен сел на лавочку.
- Так в чём проблема?
Вопрос показался Айне неожиданным. Она не собиралась давать исповедь, тем более отец Ларссен был не настолько хорошо знаком ей. Но, если он сам задал подобный вопрос, то оставалось только отвечать? Не как на исповеди, а как в разговоре с другом или, может быть, с психологом. Айна подняла на него глаза и тут же их опустила. Закусила губу. Бросила короткий взгляд в сторону окна. Дождь ещё не закончился. Где-то капала вода, что-то стонало и потрескивало, может быть, ветер, а, может, старые крепления, на которых держалась крыша.
- Я ощущаю себя загнанной в угол, - наконец-то заговорила Айна. -Наверное, настало время для того, чтобы принимать взрослые и ответственные решения. Но это... так тяжело, когда тебя некому поддержать. У меня совсем мало близких людей. Друзья от меня уходят. Сначала всё хорошо, а потом оказывается, что им больше не хочется продолжать общение со мной. А у родных слишком много собственных хлопот, я не хочу обременять их своими переживаниями. Ещё и проблемы со здоровьем начались. Иногда мне хочется проснуться совершенно другим человеком, изменить представление о себе в глазах других людей и самой себя.
Договорив, Айна выдохнула и почувствовала, как на душе становится чуть легче. Конечно, отец Ларссен мог решить, что она слабый человек, скорее всего, он так и подумал, но разве все рождаются сразу сильными? Людей учит опыт. А жизнь почему-то складывается так, что сейчас её опыт не назовёшь особенно позитивным.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC